Воспоминания/ВИА 80-х

Материал из Вологда | история города

ВИА 80-х / Н.Кукава / Пятницкий бульвар. – 2007. – №12; 2008. – №1.

ВИА.jpg

В 1980-е годы в Вологде количество ресторанов не превышало десяти. Самыми популярными среди ресторанов были «Север», «Вологда», «Чайка», «Огни Сухоны». Вологжане также особенно любили два кафе: «Нептун» и «Северянку».

В каждом ресторане работали свои музыкальные группы: в «Чайке» играл «Вернисаж», в ресторане «Вологда» – постоянный состав ансамбля под руководством Ю.Галузина, в ресторане «Север» – М.Трапезников со своей группой, в «Золотом якоре» – джазовый оркестр до 1977 года. Сезонный ресторан «Поплавок» всегда отличался частой сменой музыкальных коллективов на своей сцене.

Стандартная программа ресторанного ВИА начиналась в 19.00, а заканчивалась приблизительно в 23.30. С 19.45 до 20.00 был перерыв. В 20.00 до 20.45 – 2 отделение, а затем перерыв. С 21.00 до 22.30 – 3 отделение. В договоре с артистами было приложение в виде справки, где была указана категория и сумма зарплаты. С премией музыканты получали в среднем 140 рублей в месяц, работали с одним выходным (40 рабочих часов в неделю). Репетиционное время обязательно отводилось: чаще всего они репетировали с утра. Выступали по разным случаям: в один вечер гуляла свадьба, в другой праздновали юбилей, в третий – чествовали спортсменов. У ВИА всегда был заранее подготовлен дежурный репертуар, который также прописывался и сдавался в рапортичках на проверку.

В 1980-х годах в вологодских ресторанах на вечерних программах работали только ВИА, никаких танцевальных коллективов на постоянной основе не существовало, тем более артистов оригинальных жанров. Зачастую ВИА были составлены из непрофессиональных исполнителей: они представляли собой дворовые команды, которые могли устроиться для начала на работу в кафе, а после этого некоторые из них, став более опытными музыкантами, предлагали свои услуги уже в рестораны и получали более солидную и высокооплачиваемую работу. Если подобные ВИА совершенствовали свое мастерство, у них были все шансы остаться на данной работе, если нет – могли быть уволены через 2-3 недели после начала работы.

Каждый музыкант в силу различных обстоятельств мог оказаться в том или ином ВИА. Как вспоминал Валерий Харионовский, в 1973 году, будучи студентом второго курса, он играл в ВИА «Кристалл», тогда музыканты решили начать работу на площадке ресторана «Вологда». Им было неважно, какой гонорар они получат за выступление, нравилось, что публика хорошо принимает. Но у музыкантов не хватало опыта, они не смогли развиваться дальше, поэтому этот ансамбль работал в «Вологде» недолго. В 1975 году В.Харионовский вернулся из Сочи и встретил на вокзале Н.Шевнина, известного тромбониста, сейчас он играет в оркестре И.Бутмана. Вместе с В.Колесовым Н.Шевнин создал ансамбль «Лира», работавший в ДК «Северного коммунара». Н.Шевнин пригласил Валерия поработать в их коллективе вокалистом. В полном составе ансамбля играли В.Колесов (гитара), А.Сергеев (клавиши), А.Чекалов (бас-гитара), В.Харионовский (бас-гитара) и Н. Шевнин на тромбоне. Состав был очень профессиональный. Если кто-то из ансамбля уезжал в отпуск, он должен был найти себе равноценную замену. Друзьями ВИА «Лира» всегда была череповецкая группа «Рок-сентябрь». Помимо дружеских, у музыкантов были и профессиональные контакты: участники «Сентября» играли вместе с «Лирой», иногда подменяли участников, когда последние были в отпуске.

В 1978 году в Вологде открылось кафе «Лада». До того как пригласить на работу коллектив, в котором играл барабанщик А.Бруцкус, директор кафе уволила предыдущих работников, коллектив абсолютно непрофессиональных музыкантов, которые не проработали здесь и месяца. Большинство ВИА были составлены из непрофессиональных музыкантов. Через три недели после первого выступления ВИА, в котором работал А.Бруцкус, контингент посетителей изменился. Как вспоминает А.Бруцкус:


« «этот коллектив был настоящей командой профессионалов, которая всегда серьезно подходила к каждому выступлению, старалась чаще собираться на репетициях; он входил в пятерку лучших ВИА в Вологде». »


Случалось так, что отдельные участники ВИА, которые уже не работали в ресторане или кафе, оставались при нем штатными работниками. А.Бруцкус вспоминает, как в кафе «Лада» пришла устраиваться на работу команда «музыкантов» из соседнего двора. Они обратились к директору с предложением работать по вечерам, т.к. музыкального коллектива в кафе в настоящее время не было. Директор решила поддержать юношеский энтузиазм, но с условием: место барабанщика в группе должен занять штатный работник, барабанщик из предыдущей группы – А.Бруцкус. Руководителю группы пришлось уволить своего барабанщика и взять А.Бруцкуса на его место. Музыканты принесли свое «оборудование»: колонки хрипели, барабаны были в ужасном состоянии. Уровень игры этой группы настолько отличался от уровня предыдущей команды, что это мог заметить даже не знаток и не любитель музыки. По словам А. Бруцкуса, музыканты играли плохо, непрофессионально. После этого случая директор поняла, что не стоит нанимать на работу ансамбли «с улицы», и предложила А. Бруцкусу создать свой ансамбль, но он отказался от этого предложения.

А. Бруцкус помнит, каким образом музыканты ВИА устраивались на работу в рестораны. К примеру, звонил знакомый музыкант и говорил: «В «Нептуне» барабанщика забрали в армию, срочно нужна замена. Сможешь вместо него поиграть?» Если музыкант нигде в это время не играл, он соглашался, вскоре приходил в ресторан, смотрел площадку, знакомился с коллективом, пытался с ним играть. Если что-то получалось, то музыкант оставался играть, если нет – уходил, и группа искала нового участника. Участники ВИА могли переходить из одного коллектива в другой, кто-то уходил, и на его место сразу же находился желающий поиграть.

Как вспоминает известный вологодский журналист А.Пиралов, в 1982 году в одном из уютных кафе Вологды проходил комсомольский «капустник», встретилась творческая молодежь города. Поэты читали стихи, самодеятельный композитор Ю.Лобанов исполнил несколько своих фортепианных миниатюр. «Вдруг на сцену вылетела группа неряшливо одетых молодых людей и стала играть музыку с непередаваемой яростью: «пианист» стучал со всей силы по клавишам, «певец» кричал что-то непонятное в микрофон. Путались тональности, нарушались ритмы. Вечер был испорчен. Позже я попытался узнать, что это был за ансамбль, но не смог, потому что он ничем не отличался от десятков подобных ему». Такие же ансамбли существовали при цехах, строительных управлениях, дворовых площадках. Исчерпывающего ответа на вопрос, сколько таких коллективов работало в городе, нет. Большинству их был свойствен дилетантизм, проявляющийся и в отборе репертуара, и в качестве исполнения.

Средний участник ВИА в представлении вологодского журналиста Пиралова выглядел следующим образом: «Самоучка, имеющий весьма отдаленное представление о вокале, ансамблевой технике и музыкальной грамоте. В лучшем случае некоторые участники платных ансамблей имеют диплом об окончании музучилищ по классу духовых или народных инструментов. Это то же самое дилетантство, только чуть выше уровнем: желание играть есть, нет умения».

Зато участники известнейшего в те времена вологодского ВИА «Вернисаж» В.Колесов и В.Харионовский были кумирами не только на ресторанных площадках, но и на танцевальных вечерах, а также участвовали в городских и областных музыкальных фестивалях. Как рассказывает Валерий Игоревич Харионовский, вокалист и гитарист группы «Вернисаж», в 1972 году он поступил в Политехнический институт, увлекся музыкой «the Beatles», дома пробовал подбирать их песни на радиоле, позднее купил гитару и сам научился на ней играть. В 1973 году, будучи студентом второго курса, он услышал объявление: «В ресторан «Вологда» требуются музыканты». В то время он уже играл в музыкальной группе на втором этаже ателье «Силуэт».

В. Колесов с 10 лет играл на гитаре, в 17 лет поступил в Вологодское музучилище, но гитару освоил самостоятельно. После 3 курса отслужил в армии, в духовом оркестре под Санкт-Петербургом: это был ВИА, в котором он являлся руководителем. Уже тогда Виктор решил, что хочет посвятить свою жизнь музыке, тем более что в армии у него было много времени для самообучения. После армии он вернулся в училище, где был создан ансамбль «Авангард», в котором Виктор также был руководителем. «Авангард» играл на танцплощадке за ДКЖ джаз-рок (музыканты копировали песни групп «Chicago», «Кровь, пот и слезы»). В то время это был очень популярный ансамбль. По окончании учебы В. Колесов был распределен в Вологодскую филармонию, где он играл в ВИА «Веселый ветер» и также был там руководителем. Этот коллектив являлся гастрольным: ездил по России, в Крым, на Кавказ, на Урал. Когда в филармонии стало трудно работать, (шла реформация филармонической деятельности), не каждый захотел решать накопившиеся проблемы, и поэтому многие ушли из филармонии, Виктор Колесов был в их числе.

Л.М. Эскина в вологодской музыкальной среде знают все: и молодые музыканты, и опытные рок-н-ролльные исполнители, и участники ВИА 70-90-х годов. Его по праву можно назвать корифеем вологодских ВИА. Мы узнали любопытные факты из его творческой биографии, но он интересен нам с другой стороны: как завсегдатай вологодских ресторанов. В 1963 году он поступил в железнодорожный техникум и стал участником первой в Вологде рок-группы «Кондор». В ДК «Северного коммунара» Леонид Михайлович играл уже с другой группой – «Postscriptum», в 1967 году – в ДКЖ с коллективом «Северное сияние», впоследствии он был участником ансамбля «Время, вперед!»

Что касается репертуара ВИА 80-х, проверка работы аттестационных комиссий в 1986 году показала, что комсомольские работники уделяли мало внимания участию в проведении аттестации. Неслучайно в репертуаре коллективов ряда ВИА было обнаружено мало произведений комсомольско-молодежной тематики. При отделе культуры, как уже упоминалось ранее, работала комиссия, которая проверяла репертуар ВИА. Ежеквартально музыканты из ВИА сдавали рапортички с репертуарными списками. Они знали, что следует исполнять мелодии отечественных композиторов, хиты отечественной эстрады – зарубежные песни были запрещены. Но музыканты на свой страх и риск все равно исполняли популярные зарубежные мелодии.

В ресторане «Вологда» ВИА «Кристалл» начинал играть музыкальные композиции популярной английской группы «the Beatles», хотя это и было запрещено. Когда «Вернисаж» исполнял зарубежные песни, в рапортичках указывались названия совершенно других композиций. К примеру, нельзя было играть песню «Поручик Голицын», потому что в ней пропагандировалась тема эмиграции. Однажды был такой случай: в ресторан «Вологда» пришел сотрудник КГБ и остановил выступление, когда исполняли «Поручика Голицына» (несмотря на то, что эта песня была запрещенной, она все равно нравилась публике и ее всегда заказывали). Он подошел к администратору и сказал, что завтра доложит о «самовольстве» в отдел культуры. Обещание было выполнено, а музыканты некоторое время не исполняли эту песню. Администрации был сделан серьезный выговор.

В.Колесову всегда была более интересна не отечественная, а прозападная музыка, а открыто играть блюз и рок-н-ролл было нельзя. На музыкантов могли донести в органы, тогда немедленно следовали репрессивные меры: собрания, исключения из комсомола. Музыканты «выкручивались» как могли, и были случаи, когда на вечерах звучала фирменная музыка, а в числе «авторов» называли Смирнова, Петрова или Сидорова, хотя на самом деле были Клэптон или Блэкмор.

Репертуар ВИА, в котором в свое время играл А.Бруцкус, состоял на 2/3 из зарубежных песен, так как участники коллектива, кроме Андрея, учились в пединституте и знали английский язык.

Тем более исполнять зарубежные песни было очень модно, несмотря на то, что запрещено. В.Парфенов играл на гитаре, А.Журавский отвечал за вокал, И.Смоленцев – клавиши, А.Бруцкус – ударные. Музыканты исполняли песни от «the Beatles» до «Deep Purple», Тоm Jones и многих других исполнителей. Остальную часть репертуара составляли композиции отечественных исполнителей: половина – песни неизвестных в то время советских рок-групп, половина – мелодии популярных советских композиторов (В.Добрынина, Д.Тухманова и др.). A.Пиралов вспоминает, как в одном из ресторанов лучшим номером программы была популярная итальянская песня «Феличита»:

« «Песня была хорошая, но исполнители плохие. Они пытались удивить зрителя не мастерством, а внешними эффектами» »


B.Колесов знает многих музыкантов, которые в настоящее время являются «звездами» российского шоу-бизнеса. Он вспоминает времена, когда в Череповецком ГДК работала группа «Рок-сентябрь», стихи к песням писал Александр Башлачёв, а художником при ГДК работал Юрий Шевчук. Впоследствии он записал с группой «Сентябрь» альбом и переехал в Санкт-Петербург, где создал группу «ДДТ». Как вспоминает В.Харионовский, однажды вечером в ресторан «Чайка» зашел Николай Носков, ныне известный российский эстрадный певец. Он прошел в конец зала и сел за столик. Следует отметить, что в те времена многие музыкальные коллективы устраивались в филармониях, для того чтобы работать и ездить по России с гастролями (например, ансамбль Бари Алибасова «Интеграл» был оформлен в Саратовской филармонии).

Н. Носков играл тогда в череповецком ресторане «Океан» и зашел в «Чайку», чтобы поговорить с директором Вологодской филармонии о включении ансамбля Н.Носкова в ее штат. Впоследствии эта группа стала называться «Парк Горького». В.Харионовский помнит, что директор на такой запрос ответил отказом; ссылаясь на коммунистические взгляды. После этого Носков подошел к музыкантам группы «Вернисаж», работавшей в тот вечер, и сказал: «Сыграем, ребята...» Вместе с ним музыканты исполнили всеми любимую песню «Yesterday» группы «the Beatles»... Они пели то, что хотели петь.

Источник