Воспоминания/Легенды вологодских ресторанов

Материал из Вологда | история города

Сегодня в Вологде всегда найдется место для желающих отдохнуть с комфортом, в том числе и в дни новогодних праздников. Но было время, когда дела обстояли совсем по-другому. Исторический экскурс в жизнь вологодских кафе и ресторанов конца 70-х и первой половины 80-х наглядно показывает: путешествие по таким заведениям в ту эпоху могло быть мероприятием сколь увлекательным, столь и опасным.

В то время на весь областной центр насчитывалось пять ресторанов, два кафе и один бар. Располагались они в разных частях города и различались как уровнем обслуживания, так и статусом посетителей.

Приличный «СЕВЕР»

Самым хорошим по тем временам слыл ресторан «Север». Публика там считалась по провинциальным меркам солидной и денежной. В «Севере» гуляли офицеры из летного Федотовского гарнизона, по известным причинам представлявшие особый интерес для слабого пола, руководители крупных предприятий, выходцы с Кавказа, фарцовщики и прочие великие комбинаторы, жившие на нетрудовые доходы.

Большой удачей было попасть в «Север» в пятницу, а особенно — в субботу. Основная часть столиков держалась администратором для уважаемых гостей и своих знакомых, а также резервировалась, как тогда выражались, «для блатных и нищих». Эти столики на четверых находились справа от входа у самого окна. Особы, приближенные к ресторанному «двору» — товароведы, парикмахеры и модистки из ателье, — вполне могли также рассчитывать на единственный столик на две персоны, тоже располагавшийся в почетной зоне — в правом углу от окна.

Когда в ресторане в урочный час собирались различные кавказские диаспоры, завсегдатаи знали, что отдых будет омрачен амбициями гостей. Рады были только одни музыканты, которых южные гости буквально засыпали рублями. В такие дни весь вечер звучала на разные мотивы лезгинка: вначале — грузинская, затем — армянская, потом — азербайджанская, и так до самого закрытия ресторана. Местным жителям столь навязчивое однообразие было не по душе. Вполне понятно, что администрации этого заведения начали поступать жалобы с намеком о неучтенных доходах музыкантов. В конце концов администрации пришлось сдаться. Директор запретил музыкантам исполнять лезгинку больше трех раз за вечер. На том конфликт и был исчерпан.

На первом этаже «Севера» располагался единственный в городе настоящий бар. Там продавались бутерброды с икрой и красной рыбой, а также различные коктейли. Особую популярность снискал фирменный сногсшибательный в прямом смысле напиток «Тройка», запрещенный впоследствии к продаже. В нем смешивались в равных долях ликер, коньяк и водка. Сто граммов гремучей смеси оценивались в 3 руб. 60 коп., что в ценовом выражении было сопоставимо с бутылкой водки из магазина.

«НЕПТУН» почти не виден

В паре сотен метров от «Севера» располагалось кафе «Нептун». Особыми достоинствами или какими-либо отличительными чертами это заведение не обладало. Порой складывалось впечатление, что публика там собиралась из тех, кому не хватило места в центральном ресторане. Главной достопримечательностью кафе «Нептун» одно время был вышибала по прозвищу Борода. За крутой нрав его побаивались. Родом Александр был из Череповца, писал стихи. Волею судьбы оказался на краткое время в Вологде. Фамилия тому вышибале была Башлачёв [1].

«Нептун», как и «Север», пользовался у любителей увеселений особой популярностью. Главным преимуществом этих двух заведений считалась официальная стоянка такси, находившаяся невдалеке от этих заведений. Возможно, не всем известно, что в то время передвигаться пешком по городу после полуночи — именно в такое время закрывались рестораны — было делом рисковым: по городу слонялись шайки хулиганов.

Вестерн от «ЧАЙКИ»

Следующим популярным заведением среди любителей вечернего увеселения слыл ресторан «Чайка». Собирались там преимущественно рабочая молодежь и спортсмены. Лужи крови в туалете этого ресторана — явление для того времени частое. Задир можно было узнать по короткой стрижке и одежке: майки и широкие штаны, чтобы биться было удобнее. Разумеется, в «Север» в таком одеянии посетителя просто не пустили бы, как не пускали одно время девушек в брюках.

Бои велись по любому поводу, будь то косой взгляд, грубый ответ, приглашенная на танец девушка или разнузданная пляска с толканием посетителей. Привычная фраза: «Пойдем выйдем» могла означать только одно — мордобой на берегу реки с перспективой перемещения в отделение травматологии. Случалось, что и под водой люди исчезали…

Одним из достоинств «Чайки» в то время была «живая» музыка в исполнении Виктора Колесова. Этот музыкант со своей легендарной группой «Авангард» обрел популярность на танцах в парке ДКЖ в конце 70-х, а в «Чайке» он играл в первой половине 80-х. Уже тогда Колесов популяризировал новое для Вологды музыкальное направление — джаз-рок.

«ПОПЛАВОК» на причале

На речном причале располагался ресторан под условным названием «Поплавок». Это был видавший виды дебаркадер, стоявший на вечном якоре. Кстати, в конце 60-х в «Поплавке» любил сиживать поэт Николай Рубцов. И даже в одном из своих стихотворений он упомянул тамошнюю официантку.

Впрочем, завсегдатаям до этого не было особого дела. Большинство из них одевались небрежно и пили слишком много. Потом под музыку они выделывали ногами такие кренделя, что ресторанным клоунам мог позавидовать любой цирк.

Если же говорить о музыкальной составляющей, то там в отличие от «Севера» или «Чайки» играли в основном сессионные музыканты, среди которых блистал клавшник Андрей Козловский [2].

Билетный «ГУДОК»

Был в Вологде ресторан, где вообще не было музыки. Она там была и ни к чему, поскольку то заведение в основном предназначалось для транзитных пассажиров. Располагалось оно на первом этаже железнодорожного вокзала и славилось своими винами. Как ни крути, а снабжение ОРСа Северной железной дороги было лучшим в областном центре и к тому же недорогим.

В народе назывался этот ресторан «Гудком». На манер вагона-ресторана все блюда там подавались в железной посуде. Однако попасть внутрь ресторана было непросто: «на воротах» стоял пожилой швейцар из бывших силовиков, которого все звали дядя Саша. В первую очередь он открывал двери для людей, имевших на руках железнодорожные билеты. «Рад бы, но без билета начальство пускать не дозволяет», — мотивировал зачастую он свой отказ. Но за рубль всегда пройти было можно.

Недорогая «СЕВЕРЯНКА»

Неподалеку от вокзала находилось молодежное кафе «Северянка», куда попасть было вообще нереально. Объяснялось это тем, что вечер «по полной программе» здесь обходился посетителю в три—пять руб. (в то время как в «Севере» скромный ужин «с прицепом» обходился раза в три дороже).

Одно время там работал вышибалой все тот же дядя Саша, которого попросили из «Гудка» за вольное толкование указов начальства. Дело в том, что из-за подхода этого швейцара — рубль или свежий железнодорожный билет — «Гудок» перестал выполнять план по посетителям. Получив расчет, дядя Саша перебрался на менее хлебное место. На этот раз дела у него пошли под откос, поскольку столики в «Северянке» были всегда заняты посетителями, и заработать лишний рубль не представлялось возможным. Правда, вначале дядя Саша этого не понимал и за деньги пускал всех желающих. В итоге дюжине посетителей приходилось делить небольшой стол персоны на четыре. Бывало, в качестве столов и стульев использовались даже подоконники. С одной стороны, большое количество посетителей владельцам кафе было удобно: план всегда перевыполнялся. С другой, то и дело поступали жалобы от посетителей.

Коридор «ВОЛОГДЫ»

Неподалеку от вокзала располагается гостиница «Вологда». Между собой люди называли это заведение «коридором» за длинный узкий зал, где было тесно танцевать. Публика там бывала разношерстная, в основном командировочные и «банкетники». Свободных мест в этом ресторане тоже никогда не было, вернее, свободные столики были, но держались для приезжих и «своих».

Ресторан «Вологда» и сейчас имеет два входа: один — с улицы, другой — из гостиницы. Чтобы попасть в заведение в вечерний час, необходимо было зайти через тот вход, откуда заходили постояльцы. Правда, на центральном входе гостиницы стоял швейцар, который не брал чаевых. А дверь была, как правило, заперта, и на ней висела до боли знакомая табличка: «Мест нет».

Но и тут была хитрость. На улице надо было найти постояльца гостиницы и под видом его приятеля попасть внутрь здания, а потом с верхних этажей пройти в ресторан, сказав администратору, что для клиентов гостиницы места должны быть всегда забронированы: приезжим же надо было где-то ужинать.

Эпилог

Современную Вологду не узнать. Особенно это заметно во время пешей прогулки по центру города, где буквально на каждом углу расположены многочисленные кафе, бары и рестораны.

На своем неизменном месте остался «Север», переживший годы перестройки и кризисы 90-х. Правда, с баром этому заведению пришлось по экономическим причинам расстаться. Антураж «Севера» изменился до неузнаваемости, причем в лучшую сторону, например, исчезла с оконных стекол незамысловатая мозаика. Кафе «Нептун» теперь называется ресторан «Меркурий». А «Чайка» волею новых собственников превратилась в вегетарианскую столовую, которая соседствует с различными офисами. Снялся с якоря «Поплавок». В «Северянке» полностью поменялись дизайн и название: теперь это заведение называется «ГудОК». Привокзальный ресторан потерял прежний лоск советского времени и стал обычным кафе.

Время от времени, заходя в эти места, я ловлю себя на мысли, что ностальгирую по примитивному интерьеру, бравым швейцарам, примечательным музыкантам. Недавно я понял причину этой ностальгии: просто тогда надежды были большими.

Примечания

  1. Этот эпизод из жизни череповецкого рок-поэта не афишируется. Знающие люди рассказывают, что одно время СашБаш гостил в Вологде у своего приятеля Вячеслава Кобрина (в дальнейшем —одного из основателей череповецкой группы «Рок-Сентябрь»), учившегося в то время в Вологодском музыкальном училище. Будучи в областном центре без средств к существованию, Башалчёв через друзей устроился в кафе «Нептун».
  2. Андрей Козловский —известный вологодский бард. С 1975 по 1978 год играл на клавишных в группе «Волна» в «Клубе речников» Вологодского судоремонтного завода: выступал на танцах и свадьбах в ансамбле под руководством все того же Вячеслава Кобрина, проживающего ныне в Канаде.


Источник